December 26th, 2015

Вишни

Охо-хох, в чем меня обвинили

Вчера была у родителей. Папа днем по телефону спросил, когда я приду. Ответила, что в воскресенье. Думаю, не буду ждать, нарисовалась у них после тренировки. Посидели, поболтали. Меня покормили мандаринками. Но все это ерунда. Я как раз после тренировки. Папа и спрашивает, что меня подвигло на эти подвиги. Говорю, что желание взбегать к ни на пятый этаж через две ступеньки. Реально, я так к ним и взлетаю. И ту я понимаю, что он меня не слышит. Т.е. как бы я не ответила, он не примет мой ответ. Хотя это единственный человек, которому я не буду врать. Смысла нет никакого. От слова совсем. А как же мужчины? Ну мужчины, и что? Смотри, Бог, все видит, и ему все равно сколько ты весишь.
А тебя, а не Бога, не волнует как я себя чувствую? О том, что если бы не спорт, я была бы сейчас развалюхой? Потому что я сижу па жопе 9 часов в день. О том, что я боюсь быть похожей на мать? Которая сидит и дрожит вся от Паркинсона? Которая расползалась в стороны как плюшка? И чем дальше тем, больше? Не волнуешься о том, что кроме меня у вас больше нет никого? Брат? Ой-ли. Хорошо бы было. Не волнуешься за то, что я живу с больным на голову человеком, который в очередной раз меня сегодня обвинил в желании ее побить до смерти? Тебя волнует, только то что на меня посмотрят с вожделением другие мужчины. Горько что-то.